Стол заказов
8 (863) 320-04-90

Дмитрий Чистяков — о детстве, переходе в «Ростов» и целях на сезон

19.11.2019

— Как узнал о первом в жизни вызове в сборную?
— Был дома с девушкой, смотрели фильм. Ужастик какой-то, вроде «Мглу». Пришло сообщение от агента, там — список вызванных в сборную России. Если честно, даже не знал, что в тот день было объявление состава. Совсем не ожидал. Но я обрадовался, конечно.

— Праздновал?
— Не выиграл же что-нибудь, чтобы праздновать! Но для себя — приятно. Созвонился с родными, обсудил и пошел фильм досматривать.

— Что Черчесов говорил при первой встрече?
— Станислав Саламович вызвал к себе в кабинет, но о чем-то конкретном не говорили. Просто приободрил: «Осваивайся — времени не так много. Если что-то будет нужно, не стесняйся, подходи. И тебе помогут». 

Больше всего общаемся с Лехой Ионовым, потому что в «Ростове» вместе играем. С Серегой Петровым вместе жили в интернате в Питере. Больше ни с кем знаком до сборной не был. Из тех, с кем я раньше пересекался, в главную сборную еще Паша Могилевец вызывался — с ним в «Зените-2» пересеклись.

— Станислав Саламович говорил, что за Чистяковым следил еще в ФНЛ. Веришь?
— Я тоже это интервью прочитал и впервые из него услышал. А почему нет! Думаю, что Станислав Саламович и ФНЛ смотрит, не только Премьер-лигу. Думаю, любой футболист о сборной мечтает. И я, играя в ФНЛ, тоже думал. В России это ведь высшая точка карьеры — представлять свою страну. Но не мог представить, что все произойдет так быстро.

— Ты из Пикалево. Что это за место?
— Небольшой городок под Питером. Ну как под Питером — 250 километров ехать. Из достопримечательностей там цементный завод есть, а больше ничего особо и нету. Молодежь там в основном спортом занимается: футбол, плавание, лыжи, чуть-чуть хоккеем.
Профессиональной взрослой команды в Пикалево нет — местный «Металлург» только в чемпионате области играет. А для ребят поменьше есть школа — играют друг с другом в городе и против других городов. Тихвин рядом, Бокситогорск, поселок Ефимовский. Парни ездят на турниры в Петербург, растут.

— Чем занимались родители?
— Мама 25 лет была фермером. Пару лет назад решили завязать с этим. Раньше хозяйство свое было: коровы, козы, свиньи, курицы. Мы дружно жили, все детство помогал: косил, доил, по хозяйству помогал.
Когда все дети — у меня еще два брата — выросли, смысла этим заниматься стало меньше. Только свое здоровье убиваешь. Отец раздал просто так всех животных.

— Почему не продал?
— Денег особо нет у людей в Пикалево. Никто бы не купил. Отец лет 28 на заводе работал, до 6-го разряда дошел. Всю жизнь там провел, параллельно тоже фермерством занимался. Теперь тоже на пенсии.

— Как в твоей жизни возник футбол?
— Меня и среднего брата папа привел в местную школу. До 14 лет занимался там, брат — тоже, но он из-за тяжелой травмы закончил, а я в Питер поехал. У него хорошее образование, сейчас работает в филиале «Газпрома» в Пикалево. Старший брат роет метро в «Метрострое». Обычный работяга.

— Думал, что бы делал, если бы не футбол?
— Отучился бы в школе. Как и многие из Пикалево, поехал бы в Питер учиться. И работал по какой-нибудь специальности. У меня многие друзья остались в Пикалево: работают либо на заводе, либо в «Газпроме» также. Несколько ребят, с кем вместе играли, уже стали тренерами и с детишками занимаются.

— 10 лет назад в Пикалево были забастовки. Твой отец участвовал?
— Кажется, нет. Я уже тогда в Питер переехал. Но отлично помню то время, потому что папа рассказывал о работе на заводе. Сам он в забастовках не участвовал. В памяти осталось, что людям на заводе не платили месяца три зарплату, а потом приехал Владимир Владимирович Путин и решил вопрос. Разрулил все: завод снова начал работать, всю зарплату выплатили.

— Как ты попал в «Зенит»?
— Я играл не только в Пикалево, но и за соседний Тихвин. Мы поехали на игру в Питер, ребят 1994 года рождения из «Зенита» тогда тренировал Сергей Иваныч Романов (первый тренер Кержакова). Проиграли вчистую — 1:8, кажется. Тогда еще схема с последним защитником была, я как раз либеро исполнял. Разница в уровне колоссальная: я не столько играл, сколько смотрел, что ребята из «Зенита» делают. Школа, условия, уровень — все у них было. А мы в Пикалево просто в футбол играть собирались.

Приехал домой, и тут звонок — позвали с другим парнишкой из Тихвина на просмотр в Питер. Там сыграл уже за «Зенит», тренер успокоил: «Возвращайся, ни о чем не думай. Мы тебе перезвоним». Через месяц действительно позвали, но меня одного.
Я вообще не думал над предложением. Родители отговаривали, правда: «Не боишься, нет?» А я, конечно, боялся! Но выбора-то не было, если хотелось продолжать играть в футбол.

— С кем в школе «Зенита» пересекся?
— Воспитанников всегда много было. Женя Марков, на год младше Егор Бабурин и Паша Могилевец, с Башкировым и Терентьевым в дубле пересеклись. Всех раскидало по разным командам. У меня как было: сразу после выпуска мы поехали играть на мемориале Гранаткина за сборную Питера. На турнире, видимо, были скауты «Ростова». В «Зените» контракт не предложили, поэтому я и еще, кажется, пять ребят поехали на сборы в Ростов.

— В дубле «Ростова» ты провел всего три матча. Почему?
— Что случилось, рассказывать не буду. Нарушил дисциплину… Поэтому нужно было уехать. Это была инициатива тренерского штаба. Думаю, любой тренер на месте Гамулы точно так же поступил бы.

— Гамула сказал, что ты ему благодарен за это, но так и не проставился!
— Ха-ха! Последнее время редко видимся. Но обязательно куда-нибудь сходим вместе, посидим. Обещаю! Гамула — очень веселый, прямой, открытый, жизнерадостный. В команде всегда была отличная атмосфера, шутки забавные у него. Но это не расслабляло: на тренировках он серьезен, все работают, а за пределами поля постоянно подкалывал.

— Что сказали родители по возвращении?
— Расстроились, конечно, но не ругали особо. А смысл? Отец поговорил, а я сделал выводы. Мне нужно было ЕГЭ сдать — я как раз 11-й класс заканчивал. Вернулся в Пикалево, параллельно играл за «Металлург» местный.
После этого Анвер Абдулхакович Конеев — тогда он тренировал в академии «Зенита» — позвал работать в свою команду. Через некоторое время уже подписал контракт с дублем.

— Вы же и с основой часто тренировались.
— Спалетти молодежь, скорее, для количества вызывал: мы по кругу бегали, пасовались друг с другом. При Виллаш-Боаше полностью участвовали в тренировочном процессе. Классный тренер, по-моему. Жаль, только через переводчика удавалось с ним общаться. Английского я тогда не знал. Иностранцы тоже помогали адаптироваться в «Зените». Халк, Гарай, Данни — все подходили к нам, спрашивали, как дела. Никакого разделения.

— В ФНЛ за «Зенит-2» ты сыграл минут 10 в сумме и уехал в «Мику».
— Поговорили с Радимовым и решили: лучше уйти в аренду, чтобы играть. Агент нашел несколько вариантов в ПФЛ и Армении. Во-первых, хотел играть в высшем дивизионе, пусть и армянском. Во-вторых, новая страна, культура.

— Чемпионат Армении — колхоз?
— Условия именно у нас, в «Мике», были не очень хорошими. Но зато было много русских ребят — адаптироваться было чуть попроще. Поля, погода, климат, еда — все на уровне, и это тоже запомнилось.

— Варданяна, который только что перешел в «Сочи», дисквалифицировали на полгода за толчок судьи, который «убивал» его команду в Армении. У вас были такие случаи?
— Бывало такое пару раз. Там, в принципе, одни и те же люди судят каждый матч, все друг друга знают. А к нам, русским, иногда почему-то относились не очень хорошо. Другим командам подсуживали, в общем. Как реагировать? Да никак, господи! Играть в футбол, и все, на судью смотреть вообще не люблю.

— Ту «Мику» Юран вывел в финал Кубка Армении.
— Когда он пришел, результат дал. Но дела в чемпионате у нас шли неважно. Выигрывать не получилось вообще. Я вернулся в Россию, но «Зенит» контракт не продлил. Позже оказалось, что Сергей Николаевич посоветовал меня «Шиннику».

— В ФНЛ у тебя было две команды — «Шинник» и «Тамбов». Кто круче: Побегалов или Григорян?
— Не совсем корректно сравнивать: с первым я два года работал, со вторым пару месяцев. Александр Михалыч, наверное, поближе — «Шинник» для меня стал неким трамплином в карьере. Почувствовал уверенность. Очень люблю этого тренера. И посмеяться, опять же, любит. Но главное — интересные тренировки. «Смекалки» называются. Например, в бочку попасть с нескольких метров или в перекладину. Веселые старты — чтобы командный дух укрепить.

— Ты говорил, что чуть не перешел в «Рубин». Как это было?
— Перед трансфером в «Тамбов» поехал на сборы с «Рубином». Тогда команду Курбан Бердыев тренировал. Две недели там провел, но с переходом не сложилось — почему, не знаю. Вернулся в «Шинник», но там переподписать контракт тоже не получилось — у клуба был запрет на трансферы из-за задолженностей. Оставалось пару дней до закрытия окна, поэтому, как только появился вариант с «Тамбовом», поехал туда.

— Читаешь новости из Ярославля — а там постоянно долги, зарплаты не платят. Как в таком режиме вообще играть, если денег не видишь?
— А где в ФНЛ долгов нет? По пальцам одной руки можно пересчитать такие клубы. Конечно, были задержки, но что делать? Нужно бороться, доказывать, а деньги придут. Они важны, но это далеко не главное. От негатива только себе хуже сделаешь.

— Как возник вариант с «Ростовом»?
— Впервые узнал о нем еще за пару туров до конца ФНЛ, но решил не спешить — нужно было доиграть сезон до конца. Уехал в отпуск в Тбилиси, и там снова звонок от агента: нужно ехать на медосмотр. В «Тамбове» тоже не стали мешать: «Если сам хочешь — мы только за».

— Ожидал, что сходу станешь основным защитником «Ростова»?
— Конечно, да. Думаю, ни один футболист не переходит в новую команду, чтобы на лавке сидеть. Хотел самому себе, родным, болельщикам доказывать, что могу играть в основе. Так что ожидал, да — 100%!
Валерий Георгиевич набирал мне еще до перехода, спрашивал, хочу ли в «Ростов». Конечно, хотел! А уже после нескольких тренировок с командой состоялся еще один разговор. «У тебя хорошая перспектива: ты молодой центральный защитник с российским паспортом. Работай, и все получится».

— Говорят, что секрет «Ростова» — в атмосфере.
— Это правда. И от тренерского штаба исходит позитив, и от коллектива. С Карпиным можно и пошутить, и ответить ему тоже. Но грань нужно знать, ха-ха! Главный тренер все-таки.

— У Карпина есть свои правила?
— Дисциплина — это обязательно. Завтрак, обед, ужин — за пару минут встречаемся и всей командой идем. Пока каждый не закончит кушать, никто из-за стола выйти не может. Это правильно, когда дисциплина есть.
Если чуть-чуть опоздаешь — неважно, на обед, взвешивание или физиотерапию — штраф. Сумма ощутимая, на самом деле. И я попадал, и все наши топовые игроки: Еременко, Попов, Шомуродов. С каждым бывает.
Еще во время обеда и ужина нельзя телефоном пользоваться. Тоже правильно: сейчас все в нем живут 23 часа в сутки. Нужно же иногда отвлекаться!

— За счет чего «Ростов» идет в группе лидеров?
— Коллектив. Во-первых, атмосфера топовая. Во-вторых, исполнители реально сильные: Еременко, Попов, Норманн, Шомуродов. Да вообще все ребята — достойные футболисты! Благодаря желанию и тренерским решениям «Ростов» сейчас наверху.

— Зимой к этому составу добавился и Павел Мамаев. Как он выглядит на тренировках?
— Полтора года его не было, но ноги и голова все помнят. По «физике» нужно доработать, конечно, но в остальном видно, что он хороший футболист. Кажется, в тренировочном процессе он уже вышел на пик. Теперь нужно набирать форму через матчи, даже тренировочные. Он точно усилит «Ростов» зимой.

— С Хореном Байрамяном ты пересекся еще в дубле «Ростова» в 2012-м. В чем его секрет?
— В трудолюбии, резкости, желании. Тогда Хорик тренировался с основой, но играл с нами, в молодежке. Он сам местный, но сейчас окончательно освоился в команде после аренды и, пройдя сборы, сильно прибавил.
История со спором Байрамяна и Шомуродова с Карпиным их мотивировала. Хорик должен был два забить за четыре матча, Элдор — три. А Данька Глебов тренеру проиграл и в итоге оставил усы, ха-ха!

— Октябрь–ноябрь — не слишком удачное время для «Ростова». В чем причина?
— Одну причину тяжело назвать. Мы не расслабились, нет. Просто стечение обстоятельств: где-то не повезло, где-то действительно по делу проиграли. Оглядываться смысла нет, впереди три важнейших матча. Нужно побеждать и сохранять место наверху.
1:6 от «Зенита» ударило… Это было неприятно. Можно сказать, нам дали по шапке. Но все по делу было.

— Правда, что Карпин сказал пропустить еще три в перерыве?
— Было не так. Валерий Георгиевич говорил, что терять нам уже нечего: «Просто делайте то, что я от вас требую. Пропустите — не страшно». При счете 0:3 играть сзади уже не было смысла. Нужно было бежать вперед.

— Многие его критиковали за то, что на Кубок со «Спартаком» он выпустил второй состав. Из основы, фактически, были только вы с Поповым.
— Не скажу, что это дубль! Да, у некоторых ребят игрового времени немного, но это не значит, что они плохие футболисты. Когда им играть, если не в Кубке? Этот турнир тоже важен, безусловно, но многие парни нуждаются в игровом времени.
Два мяча в концовке от «Краснодара» с этим вообще не связаны. Абсолютно другая история — невезение, мастерство соперника. Но Кубок тут при чем?

— Куда идет «Ростов» в этом сезоне? Перед вами ставят конкретную цель?
— Выиграть чемпионат — самая высокая задача. Зачем мы играем, если не хотим максимума? Хочется занять первое место. Загадывать не хочется, посмотрим, что будет — Лига чемпионов, Лига Европы.